?

Log in

[icon] Зрительская рефлексия по поводу блог-показа спектакля «Утюги» в Камерном театре - Театральный Челябинск
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.

Tags:,
Местонахождение:Челябинск, Юг Урала, апрель
Security:
Subject:Зрительская рефлексия по поводу блог-показа спектакля «Утюги» в Камерном театре
Time:02:49 pm
Настроение:Влюбленное-влюбленное
Давайте подведем итог зрительской рефлексии по поводу нашего очередного блог-показа и обсуждения спектакля «Утюги» по пьесе Анны Яблонской в Камерном театре.

z_18Pdi_M2s

(фото: Татьяна Богданова)

Кроме уже опубликованного в этом сообществе отзыва daria_last ("Прекрасное далёко") и daria_last ("Утюги"), в сети были обнаружены:

Отзыв Веры Васильевой:

У каждого человека есть свой флаг. И должен найтись человек, который твой флаг вынет из чемодана, выгладит и поднимет на флагшток.

Для меня этот спектакль о том, как поднять свой флаг. Главный герой - Саша живет на острове, собирает старинные утюги и флаги уже несуществующих стран. И ему так спокойно. У него, как и у всех, есть свои трагедии, оставившие сильнейший след в душе. И Саша скрывается на острове за утюгами и флагами от жизни.
Скрывается до того момента, как в его жизнь врывается Маша - молодая красивая русская жена почтенного английского коллекционера утюгов. И вот уже не скрыться и не убежать. Просто некуда - остров. Приходится жить.


Кстати, зрители сидят на сцене по бокам, действие происходит между ними на маленьком острове, оставшемся от сцены. И я чувствовала себя частью острова, оторванного от мира. И шторм, такой сильный, с завываниями ураганного ветра, туманом брызг, усиливает это ощущение. И я понимала, что здесь и сейчас происходит то, самое важное в жизни каждого человека, событие, благодаря которому можно Жить.

Символом примирения с прошлым и завершением незавершённых отношений становится маленький 20-граммовый утюжок для кукольных платьев, который Саша обещал прежней хозяйке не продавать, но который очень хочет купить коллекционер. Саша подарил утюжок Маше для её будущих дочек.
Между Машей и Сашей, конечно, возникло взаимное чувство. "Останься..." "Поехали со мной..." Однако, у меня не было сомнения в том, что она вернётся с мужем в Англию (тоже на остров), а он останется на своём острове.
Самое главное - она достала его флаг из чемодана, они вместе его выгладили, и он поднял его на флагштоке.

Если не можешь умереть - мечтай...

Я слышала разговор двух зрительниц после спектакля: "Как думаешь, Саша уедет с острова? Теперь возможно. Нужны "Утюги"-2".

Теперь уже продолжение только в наших душах. Спектакль Камерного театра "Утюги" - первая постановка одноимённой пьесы Анны Яблонской, погибшей во время теракта в Домодедово.

Спасибо!



Мнение Ларисы Раковской:

«Утюги» или Знакомство с Камерным театром.


Совсем Сегодня произошло мое знакомство непосредственно с творчеством Камерного театра в рамках акции «Прогрессивная театральная общественность». Ранее я уже была в этом театре на встрече блогеров и уже упоминала о самом здании, но все же, как не крути, придется снова говорить о доступности здания для лиц с ограниченными возможностями. Но обо всем по порядку. Итак, для начала шипящая бабушка на входе чуть было не отправила меня в кассу, но вовремя подошедший организатор мероприятия спас ситуацию. Рассаживаться на места предлагалось с помощью администратора театра, но, что меня удивило, постоянно повторялось, что все места проданы, хотя людей в фойе было мало. Эх, сюрпризы только начинались.

Уже известный читателям блога Никита Плеханов сказал, что мне хватит места в зале, я по наивности и думала, что в зале - это в зале, который был весь пуст, но предусмотрительно опутан веревками. Оказалось, что зрительные места соорудили прямо на сцене, причем, как говорится, я его слепила из того, что было. Мне уступил свое место в первом ряду галантный мужчина, за что сразу же выражаю свою благодарность. Не знаю, как выявить свободные или занятые места в зале: вместо мест лавки почти без спинок, по крайней мере облокотиться на них нельзя, да и поднялась на сцену с трудом, ступеньки никогда не были моим коньком. А еще удивлю я вас, на сцене каким-то удивительным образом соорудили даже балкон, который и заняли блогеры во всем своем многообразии. Удивительно, чем не подходил создателям основной зал с более-менее комфортными креслами.

Довольно отступлений, перейду к спектаклю. Это была лирическая драма Анны Яблонской с приземленным названием «Утюги». Сюжет спектакля прост: живет себе на острове семья, ничем вроде бы не примечательная, таких тысячи. Отец семейства погиб, заняться там, кроме рыбной ловли, нечем, старший сын - Саша, коллекционирует утюги и флаги несуществующих государств, казалось бы немного странные увлечения для современной семьи. Живут все на пенсию тихой и в чем-то слишком уравновешенной матери.

И вот однажды на остров приезжает американец с русской женой, чтобы купить у собирателя утюгов и флагов те самые утюги, которые никому уже не нужны. Никто не верил, что ради каких-то утюгов можно приехать в такую глушь. Жена профессора молода и прекрасна, сразу становится ясно, что Саша покорен этой девушкой - русской с одной стороны, и американкой с другой. Мария настолько яркая, импульсивная, такая же, как те шарфы, что выпадают у нее из саквояжа.

Гостей усаживают за стол, Александр поднимает во дворе флаг несуществующего государства Тибет, да не просто так, а вместе с положенными жестами, причем проводят они с братом Колей всю положенную церемонию. После обеда с красным супом – борщом, коллекционер требует незамедлительно показать ему коллекцию утюгов. По представлению хозяина коллекции становится понятно, что он не только знаток утюга, но и романтик, который для каждого утюга нашел свою сказку. Но самым экзотическим утюжком Сашиной коллекции является утюжок для кукольных платьев, который подарила ему старушка-белошвейка с тем только условием, что он никогда не будет продан. Несложно догадаться, что именно этот 20-тиграммовый утюжок и нужен профессору Шекли. Он предлагает за утюг 5 000 и даже 20 000 за все утюги сразу, лишь бы иметь заветный экземпляр.

Можно сказать, что спектакль с эффектом 5D, потому что со стороны зрительного зала постоянно дует ветер, валит клубами дым, и даже курящая в одном из диалогов Мария бросает прикуренную сигарету прямо на сцену. К счастью сигарета вовремя кидается в железный таз Дмитрием Блинковым – исполнителем роли Саши. Только в отличие от просмотра в кино, спецэффекты не проходят так уж бесследно: дым ест глаза, ветер продувает. Не буду описывать всю историю, которая разворачивается перед зрителем, сидящим на сцене. Замечу лишь, что собиратель флагов так и не может простить своему дяде, начальнику спасательной станции, гибель отца, который погиб, управляя лодкой в шторм. И этот дядя, а именно исполнитель роли Ивана, внес свои непередаваемые спецэффекты – он, разбирая сооруженный стол, столешницей чуть не зашиб сидящую в первом ряду меня и еще человек 8. Безусловно, мы надеялись, что это лишь по роли полагается при игре пьяного спасателя, но где-то глубоко внутри все же сомневались в благополучном исходе мероприятия, особенно если учесть, что подобной угрозе со стороны шита из досок мы подверглись дважды.

Желая помочь мужу, Мария отправляется на поиски убежавшего Саши в надежде уговорить или не уговорить Сашу продать утюг. Естественно она его находит, рассказывает о своей жизни, почему она решилась выйти замуж за иностранца, и что профессор всегда получает то, что хочет, несмотря на желание или нежелание людей. Русская иностранка открывает душу перед любителем утюгов, предлагает сделать это и Саше, который, стремясь ее впечатлить, читает ей свои стихи, сам же признается, что это не его стихи, а стихи Каммингса. Если в начале спектакля сомневаешься: не умственно больной ли перед нами человек, то после его стихов и других слов, стало ясно, что он несчастный, очень непростой, но очень умный парень. Легко догадаться, что искра между ними все же вспыхивает. Возвращаясь, молодые герои видят пьяного американца и не менее пьяного дядю. Лично для меня смысл спектакля в честности и широте русской души, Саша дарит Маше этот кукольный утюг, чтобы она могла отдать его своим детям, чтобы те гладили своим куклам платья. Профессор с женой уезжает, профессор и не догадывается, что утюжок у его жены, хочется верить, что он об этом никогда и не узнает. Мария дарит Саше его новый флаг – ее бирюзовый шарф, он подает ей знаки, которыми пользуются на маяке, хочется, чтобы это было признание в любви.

В заключение хотелось бы отметить, что ощущения праздника, который обычно дает посещение театра, не было совершенно. Настолько устаешь сидеть на скамейках, не имея возможности даже облокотиться. Спина явственно заявляет, что такое искусство и ей не по силам. И это с учетом того, что мне достались лучшие места. Замечу, что я бы так и не смогла спуститься со сцены, вроде бы и 5 ступенек, но они были непреодолимы, если бы не помощь блогера Евгения. Хотелось бы порекомендовать администрации Камерного театра не только регламентировать возраст зрителя, но и указывать, где будут находиться посадочные места, наличие или отсутствие дымящихся объектов - прежде всего каждый зритель хочет получить удовольствие от процесса, а не стресс от просмотра.



Большой пост Ксении Преображенской:

"Утюги" против немнущейся ткани

- Разве отсюда вообще можно куда-то уехать?
- Но ходят же катера!...


Выбор есть всегда. Он был у всех от Медеи до малыша Поттера, но ведь так удобно загонять себя в невидимые рамки несуществующих обстоятельств, тем самым взывая к жалости и пониманию. Герои "Утюгов" Камерного театра, кажется, догадываются о возможной свободе выбора, но в контексте современной постановки реализовывать эту возможность, по всей видимости, слишком банально.

«Новая драма", к которой относят "Утюги", и "современность" - далеко не синонимичные понятия. Новая драма не стремится вытеснить классику постановками ныне живущих, она просит стереть границы между зрителем и сценой, разрушить многовековую стену между ними и приблизить, наконец, театральную действительность к народу. В "Утюгах" это реализуется буквально, напрямую - зрители восседают на подмостках, под новым углом наблюдают за актерской работой, глотают океаны слюней, пока герои поедают борщ, с наслаждением заядлых театралов вдыхают еле ощутимый табачный дым мгновенно потушенной сигареты, с обыденной простотой заглядывают в рот действующим лицам и, пожалуй, ощущают себя полноценными участниками театрального действа. Они готовы инстаграмить каждый шаг пути до места в «новом» зрительном зале, ведь они ступают по святыне – театральной сцене. А значит, театр не приблизился к народу, просто проворный народ стал чуть ближе к театру.

Но ведь фактически вот он, зритель, максимально близок, на расстоянии вытянутой руки. Он будто бы даже просит: воздействуй на меня, убивай недоступным ранее оружием, стреляй на поражение. Но остается непонятым и недоумевает.
- Почему по-прежнему любые чувства выражаются криком? – вопрос, который вызывает одобрительные улыбки, будто иных форм выражения эмоций ждал каждый.

Островитяне привыкли к изолированному образу жизни, к ограниченному кругу общения и к катерам с интервалом в сутки, но не к тому, что они никогда не будут услышаны остальным миром. В беседах на повышенных тонах сливаются желание перекричать бушующую стихию и собеседников, вырваться за рамки ограниченного пространства и докричаться, наконец, хоть до кого-то на большой земле.

Драма якобы новая, все остальное старо как мир. Мы видим нетипичных героев в уникальных обстоятельствах, целую систему образов-символов, которыми перенасыщено произведение, дидактическое начало и на первый взгляд необоснованную холодную расчетливость героини.
- Я обещал не продавать. Это подарок! Твои дочки станут гладить им платьица для своих кукол…. Или ты будешь покупать им платьица из немнущейся ткани?- система образов сталкивается со смысловой подоплёкой, намекая внимательному зрителю на необходимость заглянуть между строк. Нас учат быть честными перед собой и другими, но оставляют место для маленьких хитростей и ухищрений. На первый взгляд приземленный образ утюгов, вынесенный в заглавия, - яркая антитеза финансовой обеспеченности. Затуманенный, не отыгранный характер просто Марии – следствие ее охладевшей души, которая когда-то «купилась» на иностранца. Но даже ей, запрещающей самой себе какие-либо чувства, хочется верить.

Вряд ли спектакль можно назвать трагичным. Но сверху открывается отличный вид, и, если взять зрительскую реакцию за каритерий трагизма... Один монолог, другой (да, сейчас так, вполне возможно, говорят, и все же это художественное произведение) – неподготовленные зрители не тянутся за платками, слезы смахивают, чем придется.
Утопичное ожидание гостей из Англии заканчивается переворачивающими все с ног на голову встречами. Одинокий, погрязший в чувстве вины и в алкоголе дядя и вечно непонимающий, что происходит, англичанин Пол олицетворяют столкновение личностей, национальных характеров, жителей разных по всем пунктам островов. Выпить – значит оказать доверие, согласиться пройти проверку на прочность. Пол ее, разумеется, не проходит, но, жертвуя собой, подталкивает дядю к раскаянию.
Юмор авторский идеально соседствует с юмором режиссерским. Дядя сбрасывает с себя изрядно выпившего Пола на наклоненную доску. Угол наклона как бы намекает, что выпивший англичанин вряд ли сможет удержаться в таком положении. Но дядя все равно совершает эту бесхитростную манипуляцию, Пол беспомощно быстро сползает по доске вниз, демонстрируя гиперболизированную безысходность. И эти пьяные объятия, когда Пол буквально висит на дяде, не находя сил прекратить вынужденный обмен любезностями, и их диалог, который, благодаря Полу, превратился в дядин монолог-раскаяние, говорят о важности деталей в театральной постановке.

Гладильщик все-таки прощает дядю почти в финале. Можно отыскать библейские мотивы, но суть, скорее, в стечении обстоятельств. В тех самых рамках, которые иногда играют огромную роль. Да и выбора у них, скорее, не было, а был открытый финал, значит, выбор за нами.




И отзыв Яны Денисовой:

В рамках в рамках акции «Прогрессивная Театральная Общественность» я посетила спектакль Камерного театра «Утюги».
Самое важное для меня – спектакль вдохновил на знакомство с творчеством драматурга Анны Яблонской, которая трагически погибла насколько лет назад в результате теракта в аэропорту Домодедово. Придя домой, я начала читать ее стихи, такие смелые, честные и пропитанные предчувствием смерти. Кстати, на чтение стихов меня так же вдохновил спектакль: главный герой Саша (актер Дмитрий Блинков) прекрасно исполняет одно стихотворение Анны Яблонской «между мной и не мной разрушается карточный мост» - на мой взгляд, это одно из самых удачных мест спектакля.
Также несомненная находка спектакля: присутствие зрителей прямо на сцене, где их и актеров ничего не разделяет, следовательно, создается полный эффект погружения в спектакль. Очень понравилась игра актеров старшего поколения, особенно исполнителя роли дяди Ивана – актера Михаила Яковлева. Обаятелен и уже знакомый по другим спектаклям Камерного театра актер Дмитрий Блинков.
Ярким завершением похода в театр стало обсуждение спектакля. Каждое мнение было эмоциональным, значимым и очень личным. Такая честная и искренняя обратная связь – настоящий подарок театру!



Это, вроде бы, все. Если какой отзыв упустил – прошу добавлять через комментарии (собираем отзывы именно тех, кто посмотрел спектакль в рамках нашего блог-показа: то есть записался, сделал репост, зарегистрировался на входе в театра, а после окончания спектакля посетил обсуждение – последнее, конечно, не обязательно, но очень желательно).

Рефлексия со стороны организаторов данного блок-показа будет позже. Видимо, разом о нескольких показах, ибо физически не успеваю написать о каждом – такая высокая плотность. Что, судя по всему, не есть хорошо. Но учтем на будущее.
______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
АФИША СПЕКТАКЛЕЙ АКЦИИ "ПроТО" на МАЙ / ИЮНЬ '14 г.
comments: Оставить комментарий Previous Entry Поделиться Next Entry

[icon] Зрительская рефлексия по поводу блог-показа спектакля «Утюги» в Камерном театре - Театральный Челябинск
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.